Науково-виробничий Центр сучасної Еко-ветеринарії
НАУКОВО-ВИРОБНИЧИЙ ЦЕНТР
СУЧАСНОЇ ЕКО-ВЕТЕРИНАРІЇ
Баннер 02
Главная

LNZ Group — через семенные тернии к звездам

С момента образования Лебединский семенной завод пережил не один десяток руководителей и прошел множество реорганизаций. В 1846 году владельцем села Лебедин князем П. Ф. Лопухиным была построена сахароварня, которую почти столетие спустя перепрофилировали в семенной завод. Во времена СССР он снабжал сахзаводы семенами сахарной свеклы для дальнейшего посева коллективными хозяйствами. Кроме Лебединского семенного завода во всем Союзе существовали всего 5 таких предприятий, три из которых — на территории Украинской ССР.

Новые времена

Новая эра для завода наступила с обретением Украиной независимости. При плановой экономике все было предельно понятно: чиновник «Укрцукра» распределял объемы выращивания и продаж семян. Когда система рухнула, далеко не все смогли адаптироваться к рыночным условиям. Семена, как и прежде, выращивались, но что с ними делать — многие попросту не знали.

Тогда владельцем предприятия стал его директор, ранее — главный инженер завода Виктор Кравченко. Во время акционирования в 1994 году решением трудового коллектива ему доверили более 16% акций. В процессе хозяйственной деятельности он сконцентрировал в своих руках контрольный пакет акций. Делалось это в основном из соображений сохранения предприятия, так как до этого завод пережил несколько рейдерских атак.

Сегодня фактическим владельцем компании и держателем 75% акций является его сын —Дмитрий Кравченко. Лихие 90-е он вспоминает как полезный урок.

«Мы были расслабленными сельскими парнями, жили иллюзиями, но ребята с другими понятиями пытались нас «подвинуть». Мы отбились, а в итоге выиграли эту «войну». Происходила параллельная скупка акций. В итоге доминирующий пакет акций отца заставил конкурентов «сложить оружие» и продать свои акции, чтобы не усугублять ситуацию», — рассказывает он.

Партнером по бизнесу с 25% акций является его бывший одноклассник Михаил Сидлецкий. Как ни странно, в школе они не были близки, подружились после окончания университетов. Дмитрий Кравченко шутит, что уже с первого курса знал, чем будет заниматься. Написав революционную по тем временам дипломную работу «Стимулирование сбыта и реализации продукции» и проиллюстрировав ее примерами с завода, он решил применить написанное на практике. Переполненный энтузиазма, он вернулся на завод и основал отдел маркетинга, который со временем был преобразован в коммерческий отдел.

Тогда же к нему пришло понимание, что производить семена сахарной свеклы по старинке — занятие бесперспективное. К тому же семена украинской селекции постепенно замещала более качественная импортная продукция.

«Мы выращивали семена, пока отечественная селекция была интересна рынку. Потом начался процесс смены владельцев сахзаводов, они хотели быть конкурентоспособными, поэтому перешли на импортную селекцию. Нам пришлось адаптироваться к требованиям рынка, понимая, что украинской селекцией придется со временем пожертвовать», — убежден собственник.

В это же время состоялось его знакомство с генеральным директором «Сесвандерхаве-Украина»Александром Мельником. Так, в 2006 году Лебединский семенной завод стал заниматься реализацией семян сахарной свеклы одного из лидеров в этом сегменте.

Аппетит приходит во время еды. Уже в следующем году предприятие стало дистрибьютором одной из ведущих компаний на мировом рынке семян кукурузы, подсолнечника и рапса —DuPont Pioneer. Спустя годы Дмитрий Кравченко ничуть не жалеет об этом решении.

«В процессе общения наши покупатели часто спрашивали, можем ли мы кроме семян свеклы поставлять семена других культур. По большому счету ничего не мешало нам это делать Какая разница, сколько поставлять продуктов — один, два или три? Тем более администрирование этих процессов обеспечивается одними людьми, а клиентскую базу мы уже сформировали на основе продаж семян свеклы. Свекла сегодня перешла в ранг дистрибуции. Есть процессы, которые невозможно изменить. С производителями SESVanderHave, KWS, Syngenta бесполезно конкурировать», — рассказывает он.

Заход в землю

Параллельно с дистрибуцией компания начала интенсивно развивать сельхозпроизводство. Произошло это в самый разгар конфликта между переработчиками и поставщиками сырья. Традиционно производители думают, что их обманывают и им не доплачивают, тогда как производственники вечно недовольны качеством поставляемого сырья. Из-за этого обе стороны часто-густо вступали в перепалки. Нечто похожее было и на рынке выращивания и производства семян сахарной свеклы. Семенные заводы покупали сырье у специализированных семеноводческих хозяйств, после чего доводили его до посевных кондиций и продавали. Конечный потребитель хотел знать, кто выращивал эти семена и каким способом — высадочным или безвысадочным и т. д. Тогда было принято решение создать замкнутый цикл бизнеса — собственное выращивание, собственное производство, собственная сеть продаж. В конце 2001 года компания ЛНЗ арендовала часть земель в агрофирме «Товмач». Дмитрий Кравченко с улыбкой вспоминает, что сделал это в том числе и по просьбе главы местной райгосадминистрации Владимира Шварцмана.

Постепенно, наряду с семеноводством и дистрибуцией, сельхозпроизводство стало одним из «китов», на которых сегодня держится ЛНЗ. Начав с 2 тыс. га, компания постепенно наращивала земельный банк в Черкасской области, и к 2005 году общая площадь арендованных сельхозземель достигла 14 тыс. га. Со временем предприятие вышло за пределы региона — в Сумскую область.

Случилось это при интересных обстоятельствах. Однажды к Дмитрию Кравченко обратился «дерзкий сумской парень» Сергей Бондаренко, чтобы купить семена сахарной свеклы для агрофирмы «Виктория», которой он предоставлял услуги своего парка агротехники. Денег у хозяйства не было, но, несмотря на это, Бондаренко сумел расположить к себе владельца ЛНЗ, и тот прокредитовал хозяйство. Со временем между двумя бизнесменами завязались дружеские отношения. Финансовые дела в АФ «Виктория» шли неважно, поэтому они предложили Дмитрию Кравченко выкупить предприятие. Так компания получила 3,5 тыс. га в новом для себя регионе. Руководителем как агробизнеса, так и дистрибуционного направления «ЛНЗ» в Сумском регионе стал новый друг Дмитрия Кравченко — Сергей Бондаренко.

 

Сегодня ЛНЗ объединяет ряд агрофирм в Черкасской и Сумской областях, земельный банк компании достигает 56 тыс. га. Расширение последнего, по словам владельца, не самоцель.

«Зембанк — не самоцель. Не исключаю, что будем расширяться там, где есть наша инфраструктура. Но не бездумно, не любой ценой, ведь мы ориентируемся в первую очередь на операционную прибыль, рост которой с 2010 по 2013 год составил 218%. В этом вопросе я достаточно консервативен. Если бы мы выбрали путь большой долговой нагрузки, то могли бы стать 100-тысяником, но мы к этому не стремимся. Я хочу иметь возможность в любой момент рассчитаться по всем долговым обязательствам, если это потребуется. Это наглядно демонстрируют финансовые показатели DSCR — 4.43 и Debt/EBITDA — 0.37. Когда наши партнеры — мировые лидеры биотехнологии и финансовые организации — читают нашу отчетность, они прекрасно видят, что все цели компании планомерно достигаются. EBITDA растет в динамике, по годам. Только за последний год такой рост составил 60%. Каждый бизнес генерируют прибыль, и это означает, что компания не остановилась в развитии», — утверждает Дмитрий Кравченко.

И снова семена

Сегодня ЛНЗ обеспечивает производство полного цикла — от выращивания семян до их доработки на собственном заводе. На производственном направлении компании следует остановиться детальнее. Как уже упоминалось, в 20-х годах прошлого века сахароварня превратилась в семенной завод, который оставался ядром компании до 2014 года. Тогда в ЛНЗ решили построить новый завод по доработке семян кукурузы. Сделали это за 7 месяцев.

Ценность нового завода, по словам владельца, заключается не только в увеличении производственных мощностей. Он привлекает крупные компании, которые не желают идти на старый завод, тогда как сертифицированный, оснащенный новейшими технологиями объект им крайне интересен.

В настоящее время компания обеспечивает внутренние потребности в семенах, одновременно предоставляя услуги иностранным производителям. Сегодня их семь: Syngenta, KWS, DuPont Pioneer, Monsanto, Euralis Semences, Limagrain, SAATBAU. Всего в компании под семеноводство отведено свыше 7 тыс. га. С каждым партнером выстраиваются индивидуальные отношения: одним компаниям предлагаются услуги полного цикла, вплоть до «готового мешка», другим — услуги до очистки и сушки, третьим — «до початка».

Семейные клинчи

Бизнесмен проводит для нас небольшую экскурсию по кабинету. Перехватив недоуменный взгляд на пожарную каску 50-х годов выпуска в стеклянном шкафу, подарок от местной службы МЧС, он рассказывает, что спустя год после рождения Дмитрия — в 1975 году — семенной завод сгорел. Эти события в шутку просит не связывать.

«Кстати, ходят легенды, что когда он горел первый раз, еще в 1905 году, собственники завода Израиль Маркович Бродский и Лазарь Израилевич Бродский его застраховали. Якобы они наняли бабушку, которая его благополучно подожгла. Бродские получили страховку, добавили немного денег и построили кирпичные корпуса этого завода», — рассказывает владелец компании.

Дмитрий Кравченко говорит, что в 1975 году пожар был такого масштаба, что за его ликвидацию областной пожарный через месяц был назначен замминистра, а спустя время — министром по чрезвычайным ситуациям.

Интересуемся, как складывались отношения с отцом, когда тот возглавлял завод. Дмитрий Кравченко признает, что с родителем было сложно, велись постоянные дискуссии, на одни вопросы у них были разные взгляды. В то же время он не исключает, что успех компании обусловлен достижением компромиссов по спорным вопросам.

Кстати, у самого Дмитрия Викторовича 17-летний сын учится в Англии. Решение отправить сына на Туманный Альбион отцу далось тяжело.

«Когда увидели, что в школе ему начали потакать, поскольку папа бизнесмен, а бабушка работала учительницей, решили вмешаться. Поэтому нашли место подальше, полгода — слезы в подушку. Сейчас все в порядке, он капитан команды по регби в школе», — с гордостью говорит он.

Отец надеется, что сын продолжит семейное дело, однако обещает дать шанс реализоваться в любой другой сфере. Хотя признается, что тот, несмотря на расстояние, интересуется делами компании. Так что династия «семеноводов» имеет все возможности для продолжения, а культура, традиции и дело ЛНЗ будут передаваться из поколения в поколение.

Константин Ткаченко

источник - Latifundist.com